Очевидно, что Боэмунду не удалось добиться сколько-нибудь существенных успехов во время правления в Южной Италии — развязанные им Апулийские войны, по сути, закончились ничем. Гораздо более существенный вклад в историю он внёс как один из предводителей Первого Крестового похода, основавший первое католическое государство на Востоке — Антиохийское княжество. По сути, Боэмунд стал первым, кто начал использовать крестовые походы в сугубо политических целях.
Действуя решительно и энергично, Боэмунд существенно расширил свои владения, однако его склонность к репрессиям и запугиванию мирного населения обернулась впоследствии злом для него самого. Кровожадность норманнов, поощряемая князем, вызвала возмущение мусульман и спровоцировала ответную агрессию, впоследствии доставившую правителям государств крестоносцев немало проблем. Отношения с армянскими и сирийскими христианами, поначалу дружественные, к концу правления Боэмунда также испортились настолько, что почти весь север княжества оказался охвачен восстаниями. Пленение Боэмунда и необходимость собирать за него выкуп нанесли экономике Антиохии тяжёлый удар, а непрерывные войны окончательно её подточили, в результате чего Танкред, приняв регентство, нашёл казну опустевшей. Неосмотрительное поведение Боэмунда привело к тому, что к концу его единоличного правления Антиохия оказалась со всех сторон окружена врагами, а её военная мощь была безнадёжно подорвана — учитывая, что изначально антиохийская армия намного превосходила иерусалимскую, это был колоссальный провал. Исправление ситуации и восстановление княжества пришлось взять на себя Танкреду, в то время как Боэмунд занимался войной с Византией.
Обострением отношений с Византийской империей европейцы также были обязаны князю Тарентскому, чья эффективная пропаганда нашла широкий отклик среди правителей Запада и положила начало долгой вражде, завершившейся взятием Константинополя в 1204 году. Строго говоря, этот конфликт между франками и византийцами не был ни первым, ни последним. Однако противостояние между Антиохией и Византией, начатое Боэмундом, привело к важным последствиям: оно косвенно способствовало заключению союза между империей и мусульманскими правителями, объединившимися против крестоносцев, что в конечном счёте привело к падению католических государств Востока. Агрессивное поведение Боэмунда, однако, частично оправдывается тем, что его конфликт с Византией был неизбежен — поскольку Антиохия некогда входила в состав империи, не оставалось никаких сомнений, что Алексей Комнин рано или поздно пожелал бы вернуть её под свою власть, так что война была лишь вопросом времени.
Князь Антиохии не был чужд вмешательства в политику Иерусалимского королевства. Стремясь нивелировать влияние Готфрида Бульонского, одного из своих конкурентов, и получить возможность воздействовать на принятие важных решений, Боэмунд добился усиления церковной партии, возглавлявшейся его протеже Дагобертом Пизанским. Его действия привели к тому, что само существование королевства как независимого государства оказалось поставлено под сомнение.